Город
События
Места
1881
"Ловец света". Выставка памяти фотохудожника Юрия Холдина
"Ловец света". Выставка памяти фотохудожника Юрия Холдина
"Ловец света". Выставка памяти фотохудожника Юрия Холдина
Событие завершено

"Ловец света". Выставка памяти фотохудожника Юрия Холдина

15 ноября 2017 - 15 декабря 2017
Концертно-выставочный зал «В доме Нащокина» ЦС ВООПИиК
Бесплатно
Бесплатно
"Ловец света". Выставка памяти фотохудожника Юрия Холдина

Ферапонтовские фрески Дионисия, сохранившиеся в первозданной полноте в далёкой от культурных центров вологодской глубинке, теперь можно увидеть, не выезжая из Москвы. Ещё удивительнее, что, вглядываясь в образы знаменитой росписи, мы видим, улавливаем и понимаем значительно больше, чем на месте исторического пребывания этого бесценного памятника художественной культуры второй половины XV века — Золотого века русской иконописи. Автор этого необычного опыта «сокровенной встречи с фресками Дионисия Мудрого» — фотохудожник Юрий Холдин трагически погиб 10 лет назад. Его светлой памяти посвящена выставка, которая с 15 ноября в течение месяца будет работать в Концертно-выставочном зале «В доме Нащокина».

В проекте Юрия Холдина искусство фотографии и искусство фрески соединяются настолько неразрывно и органично, что нередко у зрителей возникает вопрос: что является предметом экспозиции — фотография или фреска? Вопрос возникает и о непривычном для фотоискусства жанре произведения, имеющего многоплановый сюжет. Но так ли важно формально определять название этого явления, спорить о приоритетах эпох, искусств и их авторов, если цель достигнута? Мы, бегущие в сумасшедшем ритме XXI века, вдруг останавливаемся... То, что когда-то зацепило в Ферапонтове взгляд именитого мастера светописи и не отпускало уже до последнего дня, теперь останавливает и нас. «Искусство — всегда таинство. Я благодарен судьбе, что соприкоснулся в своём творчестве с временем и произведениями Дионисия. Таинство — всегда непостижимо. Если вслушиваться — оно откроет вам некоторые секреты, но чувство тайны всё равно останется. Я не стремлюсь раскрыть тайну, я хочу её показать людям», — говорил Юрий в одном из последних интервью.

Проходят годы, и постепенно становится яснее, что фотооткрытие Холдина — явление единичное. Неповторим его взгляд на привычный ракурс исследования фресок, живущих в объёмном световоздушном пространстве древнерусского собора. Неповторимы и новые оттенки видения труда Дионисия, впервые представленного в колористической гармонии и смысловой целостности. Холдин настаивал на том, что качество сохранения великого культурного наследия прошлого зависит от культуры его восприятия. Условие, которое он считал единственно допустимым для работы мастера фотографии с искусством фрески, для многих казалось перфекционизмом, задачей невыполнимой. Сложившаяся система взглядов на образ представления публике древнерусской стенописи была подвергнута им жёсткому профессиональному анализу: она оказалась лишённой смыслового соответствия оригиналу, художественности и вкуса. Осмысление мира и художественного дара Дионисия выпадали из системы координат тех, кто снимал фрески до Холдина. Удивительно, что сам мастер, который говорил, что «фрески Дионисия не снимал», оставил единственный в искусстве феномен подлинности соприкосновения с его шедевром.

Некачественно тиражируемым Дионисием пытались весь ХХ век «иллюстрировать» различные искусствоведческие фолианты. Художник в таких изданиях уходил на второй план. «Но это изобразительное искусство: Дионисия надо прежде показать, а потом уже говорить о нём!» — ведь многое при обычных условиях музейного знакомства с фресками в Ферапонтове недостижимо. Но — ни одной профессиональной съёмки за столетие, уже не говоря о том, что работа обычного фотографа недостаточна, чтобы донести пластическими приёмами этого вида искусства опыт «умозрения в красках»... Не пытаясь вступать в непосредственный спор с оппонентами, Холдин взял на себя решение сложнейшей задачи — показать то, что в соборе, при переменчивом дневном свете, «глаза в глаза» никто никогда не видел. Он понимал, что просто обязан показать Дионисия таким, как ему открылось, каким прежде не удавалось его рассмотреть, — великим колористом и великим богословом, личностью, масштабно и глубоко мыслящей, чувствуя в этом причину исключительной силы влияния его гениального творения на все последующие века. Он горел этой идеей и, взявшись за дело, погрузился в него, забыв обо всём, не считая времени, не жалея сил и средств на доведение своего жертвенного труда до совершенства. Результат оказался несопоставим со всем предшествующим опытом: светоносность фресок, которая долгие годы нивелировалась при многократных попытках их репродуцирования и копирования, открылась в свете солнечного дня. Они стали предметом изучения и созерцания не только узкого круга специалистов, не рассматривавших фотографию как Искусство, но и огромной аудитории, получившей беспрецедентный путь доступа к величайшему сокровищу, к достоянию национальной и мировой культуры.

500 лет назад Дионисий жил и творил на рубеже столетий, на изломе эпох, когда после падения Константинополя, а позднее — «стояния на Угре» и окончательной победы над татаро-монгольским игом в 1480 году происходило массовое пробуждение веры и национального самосознания, чему сопутствует взлёт святости, расцвет «умозрения в красках», — след этого хранит Ферапонтовский шедевр. Искусство Холдина, увидевшего в наследии Дионисия поразительное созвучие своему времени, с его внимательным всматриванием в прошлое с мыслью о будущем, уже вошло в историю как уникальное художественное высказывание о судьбе России на рубеже XX—XXI веков.

Условия участия:
  • Запись через сайт
Концертно-выставочный зал «В доме Нащокина» ЦС ВООПИиК Гагаринский пер., 4/2
3-5 минут пешком от метро "Кропоткинская"
Похожие события